Картины подписанные знаком крылатая змея дракон

Ведовские Истории. Хозяева Драконов

«Дочерью железного дракона» Майкл Суэнвик создал целый новый жанр в . служившие знаком ее положения, с обнаженной подревней традиции .. к ним на расстояние броска, — все эти знакомые будничные картины преобразились. . Рака у тебя, похоже, нет, — бормотал старый бойцовый змей. Змей представляет собой высшую духовную силу, Наверняка поэтому в кельтской культуре знак дракона .. изображения крылатых змеев или драконов появляются на . оказавшего сильное влияние на средневековую картину мира, что Христос — это новый змей, побеждающий старого. Лу́кас Кра́нах Ста́рший (нем. Lucas Cranach der Ältere; 4 октября , Кронах, Верхняя относятся его первые известные картины, подписанные « Лукас Кранах». Постепенно художник стал самым богатым бюргером Виттенберга, . Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак некоммерческой.

А зелёный цвет получается от смешения желтого с синим. Таким образом, через цвет символов камуфлируется невидимая оборотная сторона концептуальных основ систем знаний, соединяющих магическую интуицию с политикой и оформленную в ордене Зелёного дракона. Так вот, зелёный дракон имеет седьмой номер. Тогда как красный дракон имеет номер девять. Красный дракон символизирует успех и соотносится с чином ангелов-хранителей.

Орден Зелёного дракона — это и дух самураев Японии; и влияние врача тибетской медицины П. Берлин — Москва — Токио. С разделом мира на две части — сухопутные и морские державы. Новую атаку я отразила, раскрыв свой любимый малый щит - шар полетел куда-то в сторону и, врезавшись в крышу двухэтажного особнячка, сделал в ней дыру размером с колесо.

Ух ты, на молодого специалиста с таким оружием -- не многовато ли? Воспользовавшись заминкой преследователей, я снова бросилась в сторону. Позади слышался шум погони, когда я с размаху впечаталась в какого-то типа, столь не вовремя решившего покинуть один из увеселительных домов в этом темном месте никто в уличную драку, и уж тем более магов, не ввяжется. Вы когда-нибудь врезались в стену?

Ощущения ниже среднего, надо признать, потому как именно каменной стеной мне показался этот От неожиданности я упала, нехило приложившись копчиком о булыжную мостовую. Что, разумеется, не придало словам, вырвавшимся в адрес прохожего, нежности и культуры. Но, оказалось, это еще не самое плохое, что может со мной приключиться. Хотя я и не надеялась. Незнакомец как котенка поднял меня за шкирку и на вытянутой руке подвесил прямо перед своим лицом. Это при моем-то росте!

Но стоило встретиться с ним взглядом, как лишние мысли выветрились из головы, и захотелось провалиться под землю или на крайний случай сдаться в руки преследователей.

Взгляд был злым и Я глаз не могла оторвать, чувствуя, как цепенеет тело, пока странный тип с любопытством рассматривал. На мгновенье показалось - позови он за собой, пойду не раздумывая, так вдруг затрепетало тело. Но через секунду я уловила топот шлепающих по лужам сапог, и дурман растворился в первобытном страхе неминуемой смерти. Змей-искуситель перевел взгляд куда-то за мою спину, чуть склонил голову на бок и оценил моих преследователей.

Что же, слабаков там нет - все три мага перешли рубеж в столетие с нехилыми силами и знаниями. Закончив осмотр, незнакомец разжал пальцы, отчего я свалилась на булыжники мощеной дороги. Вот только что-то мне подсказывало - это вовсе не подчинение надменным приказам магов. И точно - рука загадочного типа легла на мою растрепанную голову до того властным жестом, меня аж передернуло. А вот маги все поняли и приготовились атаковать, хищно щерясь в нашу сторону боевыми заклинаниями. Змей усмехнулся, и мне показалось, что между губ на мгновенье показался раздвоенный язычок.

Несколько первых попыток достать нас незнакомец отразил какой-то странной магией. Только когда файербол пролетел у самого моего носа, я соизволила очнуться от странного гипнотического состояния.

И почти сразу заметила, насколько отдохнула за пару минут задержки. Упрашивать меня для новой драки не пришлось - вскочив на ноги, я по привычке создала на обеих руках по щиту, на правой выпуклый, на левой вогнутый. Маги дали новый залп всякой дряни - от простейших файеров и до "Звездного дождя". Я едва успевала откидывать сыплющиеся заклинания, попеременно выставляя вперед то одну, то другую руку, подлавливая смертельные сгустки магии всего в метре-полутора от своего носа, который и в этот раз сунулся куда не.

Двигаться приходилось очень быстро, лишь бы маги не смогли дать по мне прицельного залпа. Уже не помню, как один из колдунов оказался позади нас, я только успела заскочить за спину странному незнакомцу, в руках которого горели незнакомые огни, и, соединив большие и указательные пальцы, выставить один мощный щит. В следующее мгновенье в нас полетело нечто -- огненный шар размером с перезрелую тыкву мне при всем желании не отразить. Поняла я это слишком поздно, пришлось "ловить". Щит затрещал под давлением магической мощи, пальцы обожгло, а глаза мигом заслезились от невыносимого света.

Но я продолжила движение, используя инерцию самого огненного шара и опору широкой мужской спины, благодаря которой не свалилась под гнетом ужасной силы заклинания. Незнакомец правильно оценил обстановку и в нужный момент пригнулся, позволяя мне довести линию по дуге, отшвыривая огромный файербол в сторону. На самом деле все заняло несколько секунд.

Просто поймать файер и перебросить его над головой, дать продолжить путь, обогнув тебя и змееглазого парня. Как только шар полетел прочь, я деактивировала щит и согнулась, падая на колени и прижимая к себе сожженные до волдырей руки.

Перед глазами все еще танцевали огненные круги. И лишь краем сознания, затопленного болью, я отметила, как перекосило лица магов, как смерть, предназначавшаяся нам, срезала одного из них, заставив второго остолбенеть. К сожалению, лишь на пару секунд, ибо когда он поднял лицо, мне захотелось самой прикопаться где-нибудь на кладбище.

Вот только этот распроклятый Змей не дал мне сочинить себе предсмертную речь - больно схватил за плечо и рывком поставил на ноги. Что-то зло пробормотал, и мои руки охватил голубоватый свет. В следующее мгновенье боль прошла. Конечно, ожоги остались, но концентрация обезболивающего оказалась такова, что я вполне могла бы спокойно стоять и без половины жизненно важных органов.

Да и без кожи. Мы снова прижались спина к спине, ожидая, что же еще нам подкинут эти чокнутые маги. Ночное небо с сияющими звездами и луной заслонила туча. И только когда полыхнуло жаром, я поняла - никакая это не туча. С неба падал дракон!

Выдохнув, он полыхнул огнем в растерянного мага, едва успевшего прикрыться слабеньким щитом. А дракон тем временем оглянулся на второго мага, который оказался куда сообразительней соратника и сразу дал деру. Дракон еще раз совершил круг почета, заслужил, согласна, и начал приземлятся Дыхание от такого зрелища у меня перехватило.

Тот развернулся и хитро подмигнул. Нашел себе новую игрушку? Дракон подошел к нам и посмотрел сначала на Змея, а затем на. Сказать, что я испугалась - это ничего не сказать. Меня охватил такой ужас, какой не внушал даже первый поход на нежить.

А уж когда дракон протянул руку и попытался дотронуться до моего лица, я не выдержала и создала очередной щит. При его соприкосновении с рукой дракона полетели искры.

Поморщившись, оборотень с удивлением глянул на. В этом взгляде было что-то настолько плотоядное, что я чисто инстинктивно спряталась за своего Змея. Тот не стал противиться и даже положил руку мне на бедро.

Слишком властно, показалось мне, но в тот момент я не собиралась задумываться над. Лучше спрятаться за спину врага, чем стоять к нему лицом. Как у тебя вечно получается находить самые интересные экземпляры. Змееглазый только усмехнулся, вытаскивая меня из-за своей спины.

Человеческая ипостась дракона насмешливо смотрела, как этот тип обхватывает мою талию и, крепко прижав к себе, наклоняется к губам. Не показалось, констатировала я, почувствовав прикосновение раздвоенного языка.

Сил возмущаться не. Поэтому я просто прикусила инородное тело, скользнувшее в мой рот. Змееныш вскрикнул и отшвырнул меня в сторону. А я вдруг поняла, что действие обезболивающего заканчивается. Последнее, что я помню до того, как болевой шок накрыл меня с головой - два абсолютно одинаковых удивленных лица.

Раз я вызывал, значит. Перевязь клинка, наскоро пристегнутая к бедру, постоянно рисковала свалиться, и поэтому приходилось ее придерживать. Думать о том, что начальнику от меня надо, лучше даже не пробовать - нервы крепче. Удовлетворительные оценки по общей теории, отличные по защите, посредственные по боевым искусствам. Я смел надеяться, что хоть у вас будет достаточно благоразумия не вести себя как эти мальчишки.

Но вы стали моим самым большим разочарованием за последние пятьдесят лет. С вашим появлением неприятностей в нашем гарнизоне только прибавилось. Я многое прощал вам, юная леди, видят боги, многое. Но как мне относиться к вашему последнему заявлению?

Это был крепко сбитый, еще совсем не старый боевой архимаг с короткой темной бородкой, здоровенными ручищами, привыкшими к оружию, и напряженной складочкой между бровями. По гарнизону о нем ходят легенды, и никто кроме самого мэтра Делури не знает, что в них правда, а что.

У вас есть какие-то опасения? Я вцепилась в эфес своей сабли. Моих знаний и сил явно не достаточно, чтобы разгуливать по нашему городу ночью. Никогда не знаешь, на кого нарвешься за следующим поворотом.

Драконы Вавилона

Как вспомнишь, что случилось за несколько темных часов - мурашки по коже. Мэтр уже начал медленно закипать. Дабы хоть немного остыть и не сорваться на своей нерадивой подчиненной, он встал и уставился в окно. Моя специализация - защита. Только теперь я поняла, что в объемных креслах у стола начальника кто-то сидит. Их не видно, но вот магическое присутствие ощущается. На чистом автомате выставляю дополнительный ментальный щит. Затем, подумав, второй - магический. Ох, и поднимут же бучу мои Грифоны.

Боевая пятерка так просто не распадается. Откуда им знать кем меня заменят, может характерами не сойдутся. А может и магией. Да и притираться придется, переучиваться. Со мной-то они уже привыкли. Хотя по началу очень расстроились, когда им дали в нагрузку девицу-практикантку, только окончившую Академию.

Женщин вообще редко берут в Патруль, и все они бесспорно хорошие воины и боевые маги, на которых можно опереться и забыть о половой принадлежности. Только я была другой - костлявой, слабой, плохо подготовленной, без нужной военной выучки и страдающей плохим знанием боевых заклинаний. У меня есть лишь мои магические щиты, пользу которых Парящие Грифоны оценили довольно быстро - ведь куда проще вести бой, не отвлекаясь на такую мелочь, как собственная защита.

Ты неуязвим и можешь смело этим пользоваться. И бездарный боевой маг ко всему прочему. В свое время я совершил крупную ошибку, не только взяв вас в Магический Патруль, но и заключив дополнительный контракт на два года. Теперь, когда практика фактически подошла к концу, я больше не намерен держать у себя столь бесперспективного мага. Больше всего меня удивил даже не разрыв контракта, а все те голословные обвинения. Я два года ходила в любимицах капитана Делури и половины гарнизона.

На глаза навернулись непрошенные слезы -- за что же так меня? Делури поморщился и все же отвернулся. Но его можно передать другому лицу. Так я и намерен поступить. Делури щелкнул пальцами, и на столе тут же появился свиток. Сделав чуть напряженное движение рукой, он позволил мне подойти к столу и взглянуть. Что я и сделала, вцепившись в проклятую бумажку. Кто бы что не говорил, но семерка несчастливое число. Во всяком случае для меня, ведь пунктом пять-семь значилось: Лицо Подчиненное не имеет права опротестовать решение лица Начальственного".

От звука этого голоса я подпрыгнула и едва удержалась от позорного крика. Теперь мне прекрасно видны "гости" достопочтенного мэтра Делури. А в особенности их светящиеся от ехидства одинаковые лица. Интересно, начальник знает об истинной сущности развалившихся в его креслах близнецов? А о том, как мы развлекались на улицах любимого города? Но в свете обстоятельств это не важно. Главное - полудраконы сидят напротив и щурят на меня свои змеиные.

И почему у меня возникло ощущение хорошей такой проблемы? Не зря вчера попа так чесалась, ох не зря! Господина Колина и господина Андрэйя. Хотелось кричать, рычать, закатить истерику и Ну, и начальнику заодно -- будет знать, как подставлять своих воспитанниц.

Но я успокоилась, привычно сосчитав до десяти, и посмотрела на драконов. Они непонятно чему улыбнулись, и один из них произнес: Кажется, я начинаю впадать в безумие. На такое способен только самоубийца или безумный. Вот я последнее, потому как жить мне захотелось с удвоенной силой. Следовательно, надо как-то отделаться от этих близнецов с их гадским "заданием".

Голоса у них хоть и не абсолютно похожи, но опознать давешнего летуна мне так и не удалось. Один из них сделал едва заметное движение рукой, и Делури покорно, словно дворцовый служка, вышел. Хм, значит, он знает, кто сидит в его кабинете. А судя по брошенному мне на прощанье взгляду, ему и самому не нравится происходящее. Да и кому понравится связываться с Алауэн Ту? Вот не мне -- это точно! После той веселенькой ночи я проснулась, как ни странно, в лазарете гарнизона.

Мне флегматично пояснили - нашли, мол, на ступенях в бессознательном состоянии. Как не выспрашивали потом Грифоны, ни я, ни медички им ничего не сказали - мне не хотелось втягивать друзей в мои личные проблемы, а нашим лекарям вообще все до упыря.

Как только меня привели в порядок, что получилось довольно быстро, я ринулась узнавать о своих ночных знакомых.

А как только удостоверилась в своих подозрениях, отругала себя последними словами и затребовала у богов еще немного мозгов для отдельно взятой ведьмы. Не найдя ничего лучшего, я села на подоконник не в капитанское же кресло мне лезть и вопросительно посмотрела на драконов.

И ты подходишь по всем показателям. Или выкладывайте все, или А действительно - ведь ничего им не сделаешь. И мне уже никак не выбраться из этой истории. Только бы понять, что им от меня надо? У нашей сестры несколько вздорный характер, она часто попадает во всякие неприятные ситуации. И нам будет спокойней, если кто-то сможет ее проконтролировать.

Как-то так сложилось, что у нее нет друзей и подруг. А она у нас девушка общительная. Мы решили, что если у нее будет достойная подруга, которая сможет не только образумить нашу сестричку, но и в случае надобности защитить, это сильно нас успокоит. В гарнизоне о тебе прекрасного мнения. Полное содержание на это время и пятьдесят тысяч по окончанию контракта.

Школа Вакана считалась одной из самых желанных и трудно достижимых мест учебы для каждого мага, не достигшего тридцати, именно до такого возраста туда брали студентов. Мне только исполнилось двадцать два, но я сильно сомневаюсь, что за оставшиеся восемь лет мне хоть раз предложат поступить в эту школу. И уж тем более ее оплатить, потому как вступительный взнос там немаленький. Да и без знаний и потенциала там нечего делать. Стоп, а как эти собираются меня туда протащить? Желание порвать кого-то наглого достигло апогея.

Вообще-то я спокойная и уравновешенная девушка, но ведь довели! Будь вы хоть трехкрылами драконами со звездой под хв Смотря на этих злых, как все демоны Тантраса, близнецов, я, наконец, поняла кто из них. Вот этот несколько растерянный красавчик - тот самый дракон, спланировавший на нас сверху. А тот, который буравит меня злыми золотистыми глазами В общем-то братья были похожи внешне. Одинаковое телосложение, лица, ну и вертикальные зрачки. Вот только у одного глаза зеленые, с золотыми лучиками, а у другого вообще желтые.

Да и цвет волос Пока я их рассматривала, попутно создав вокруг себя дополнительный щит, драконы вроде бы успокоились. Разом встав, они бросили на директорский стол какую-то бумажку.

Если, конечно, не хочешь подло сбежать, разорвав контракт, - ядовито улыбнулся Змей. А я раньше и не подозревала в себе столько кровожадности. Чуть свет я стояла на пороге небольшого особнячка, счастливая, как разбуженная среди зимы гидра. Мало того, что полночи пришлось вещи собирать, так ведь и поспать не удалось. Оставшиеся часы я изучала фолианты, где хоть что-то говорилась о распроклятых Алауэн Ту. Вообще-то встретить дракона-оборотня почти так же тяжело, как и поймать жар-птицу за хвост.

Алауэн закрытый клан драконов, малочисленный и очень сильный. Они живут в своем северном королевстве и редко подпускают к себе чужих. Оборотеньчество таких существ происходит за счет непонятной магии, разгадать которую пытаются вот уже не одно столетие, на что сами Алауэн только снисходительно улыбаются.

От драконов им досталась способность к телепатической связи Но к моей радости полностью эти возможности проявляются только в истинной ипостаси. Хотя у них есть еще и внутриклановая связь. Друг с другом они вполне могут поболтать. И чем ближе родство, тем легче это удается. И на большее расстояние. В этом-то и заключается уникальность и преимущество тех, кого у них называют Ту или двойняшками.

Эта связь такова, что они могут передавать не только мысли, но и чувства, образы. Ту сильнее за счет сходной матрицы магии, которой опять же могут обмениваться, и это при том, что обладают драконьим энергетическим балансом. Ну, а еще у них на редкость вредный характер готова расписаться под этим!

Что не делает общение с такими существами легче. И мне предстоит испытать на себе все "приятности" такого общения. Не дождавшись, когда мне откроют дверь на простой стук, я начала долбить ногой. Запоздало вспомнив, что сапоги новые, а разбитые мысы их явно не украсят, я привалилась к двери спиной и почти флегматично барабанила каблуком.

Слабая надежда на возможный розыгрыш еще теплилась в моей душе. И я уже была готова бросить это занятие и идти досыпать в свою уютную каморочку, как дверь наконец открылась. В результате чего я, взвизгнув, плюхнулась.

Хорошо хоть головой не приложилась, как-то не хотелось лишаться последних здравых мыслей. А вот нижний мозг я себе отбила порядочно. Сверху на меня смотрел ухмыляющийся змееныш с желтыми глазами. М-м, как я его ненавижу! Фыркнув, я неловко встала, потирая ушибленное место. А заспанный змееныш закрыл дверь и окинул меня веселым взглядом. Ага, особенно после того как я узнала последние новости теневой структуры города. У старшего Грифонов был там свой человек, и он подкинул интересный слух, что некто желает заплатить крупненькую сумму за информацию о девушке-патрульном.

Кто донесет о нужной, тому и премия. Это сообщение очень напугало. И сейчас возможность уехать из города стала для меня единственной надеждой спастись от разъяренных магов, так глупо потерявших свое сокровище. В ту ночь я дежурила одна: Ничего не оставалось делать, как рвануть. Хорошо хоть для начала я решила разобраться в чем тут собственно дело, потому как после выяснения мне срочно захотелось попасть в самый далекий уголок этого города. Но Фортуна в этот раз распорядилась по-другому.

На небольшом пятачке двора сцепилась кучка магов, смертоносные заклинания летели в разные стороны. А я сидела за большой бочкой и пыталась понять - где, упырь ее побери, городская стража. Потом запоздало вспомнила, что стража это я, и совсем загрустила. Но стоило затеплиться надежде "а может пронесет", как рядом упал сбитый шаровой молнией маг. Все его лицо залила темная кровь, а половина тела дымилась, разнося запах паленой плоти. С трудом подавив призывы взбунтовавшегося желудка, я решила сматываться отсюда пока жива.

И даже благоразумно послушалась доводов самосохранения Если бы не блеснувшей бусинкой шнурок в руке трупа. Сама не понимаю зачем потянула за. Хорошо запомнился лишь момент, когда в мою руку лег небольшой, примотанный к шнуру кристалл молочно белого цвета.

Теплый, мягкий, бархатистый на ощупь. От него по телу прокатилась приятная волна жара. А потом бочку разнесло взрывом, и трем магам предстала презабавнейшая картина - девчонка-маг, держащая в руках артефакт, за который они уже полчаса как убивали друг друга.

Вскочив на ноги, я, больше не раздумывая и не отвлекаясь, бросилась прочь. Они, понятное дело, за. А потом был змееглазый парень и его брат-дракон. Только вспомнив, с чего именно ввязалась в это дело, и заново удостоверившись в неизбежности своего выбора, я нашла силы посмотреть на этого дракона. В расплавленном золоте змеиных глаз танцевал смех. Колин еще спит, а я не собираюсь его будить.

Дракон равнодушно пожал плечами. Хотя в его глазах спокойствия не наблюдалось. Скорее интерес, замешанный на чем-то еще Ух, такой голос не предвещает ничего хорошего. На мгновенье, показавшееся вечностью, я затерялась в светящихся глазах, лишь краем сознания отмечая, как безвольно опадают ментальные щиты.

Вздрогнув, почувствовала, как теряю волю, как тело охватывает нетерпеливая дрожь, как тону в расплавленном золоте.

Кранах, Лукас (Старший) — Википедия

Не хочу, только уже ничего не могу с собой поделать - тяга почти болезненная. Не выдержав, я прижалась к сильному телу полудракона. Ощущения - словами не описать. По коже разошлась волна наслаждения. С таким трудом собранные на сопротивление силы снова покинули меня, отдавая под власть мощного приворота и самого Змея.

Он знает об этом и довольно улыбается. Заставив себя оторвать взгляд от красивого лица Змея, я посмотрела на его брата. Они обменялись взглядами и, судя по всему, не только ими. Наконец меня выпустили из ловушки объятий, позволяя убраться на максимально возможное расстояние от этого драконьего соблазнителя.

  • Кранах, Лукас (Старший)
  • Драконы Скандинавии
  • Описание картины лукаса кранаха младшего «христос и блудница»

Чего он ко мне привязался? Кто бы знал, как меня злили эти слова. Больше всего в жизни я ненавидела быть чьим-то развлечением. Братец тем временем спустился и посмотрел на меня: Я осторожно кивнула, чувствуя себя еще более испуганной и беззащитной, чем в руках Змея.

Все же драконья суть этих мужчин слишком сильно била по рецепторам мага. Лично мною они ощущались как большие, опасные хищники. И столкнувшись с взглядом зелено-желтых глаз, я лишь подтвердила свои выводы. Ох, во что же я опять попала? Меня отвели в большую кухню, где уже суетилась краснощекая женщина. Проходи, милая, присядь на скамью, не побрезгуй. Сейчас и завтрак. Я уже и корову подоила, и у Квохточки яичек свежих взяла.

Хозяйка усадила меня за стол и начала споро выставлять разнообразную снедь. Тут же рядом полыхал огонь и закипал чайник. Драконы сели по другую сторону стола. Не особо стесняясь, один из них принялся разливать ароматный настой по чашкам, другой мазал сливочным маслом внушительные ломти свежеиспеченного, еще теплого хлеба. А женщина тем временем планомерно разбивала яйца над раскаленной, брызжущей маслом сковородой.

Я же наблюдала за этим полными удивления и растерянности глазами. Поймав мой обалдевший взгляд, змееныш подмигнул, проказливо улыбаясь. А его брат положил на тарелку передо мной внушительных размеров бутерброд, которым я могла наесться на весь день, и сказал: Мое имя Колиандрэй, но можешь звать меня просто Колин.

А этот желтоглазый нахал - Сериандрэй. Если ты конечно не против, дорогой братец, - насмешливо согнулся в поклоне человек-дракон.

У меня кровь в жилах стыла от его улыбки. Железный довод я признала и не стала спорить, к тому же с драконом -- это более чем опасно. Хозяйка поставила передо мной внушительное блюдо с яичницей, пожаренной с луком и шкварками.

Поблагодарив добрую женщину, я тем не менее отставила блюдо, попивая свой отвар и кусая бутерброд. С детства не терплю жареный лук. Сами же драконы довольно лихо разделались не только с предложенным им кушаньем, которого хватило бы на всю мою пятерку, да еще присовокупив бутерброды, полбанки клубничного варенья и небольшую крынку свежей сметаны. Так на примере я поняла значение выражения - "голодный как дракон". Если это для них завтрак и, судя по всему, легкий, то что же они съедают на обед?

Искренне надеюсь - не глупых магичек, попавших к ним в дом. Сейчас эти два типа меньше всего напоминали драконов Алауэн Ту. Скорее уж избалованных сынков какого-нибудь купца или зажиточного горожанина. На вид им от силы лет по двадцать. Растрепанные волосы и широкие расхлябанные рубахи тоже не предавали весомости и шика. Но все же я знала, и мне совершенно не светила мысль еще раз попасть под гипнотическое влияние этих существ. Интересно, если я предложу им артефакт, который выкрала той ночью, они согласятся отпустить меня?

Ответ очевиден -. Колин прав - всего лишь игрушка. Оба дракона как по сигналу замерли, глядя на меня своими змеиными глазами. Только теперь я заметила, как все плывет перед глазами, как кружится голова. Мы же обойдемся без прислуги. Я пристрастился к нему, живя в Султанате. В Камоэнсе же его никто не умеет готовить, как следует. Барон рассмеялся, не успев проглотить первый кусок. А еще говорят, подумал он, что этот чародей совсем не умеет шутить.

Некоторое время в комнате слышались лишь сугубо столовые звуки: Наконец, Гийом видя, что гость насытился, дернул за веревочку, свисавшую с пололка рядом с. В подтверждение его слов двое слуг вошли в комнату и унесли остатки блюд. Когда смена обстановки на столе была закончена, и они вновь остались одни, маг пригубил маленькую чашечку с черным напитком и внимательно посмотрел в глаза барону.

Посол впервые мог наблюдать знаменитого королевского чародея так близко. Обычно тот избегал разговора, как с ним, так и с другими дипломатами. Это в лучшем случае, в худшем — врага. Чародею на вид было лет тридцать, сколько же на самом деле не знал.

Сам он заявлял, что ему тридцать девять. Глаза у Гийома были очень усталые. Казалось, они старше, чем тело. Цвет их барон не мог определить, они менялись в зависимости от освещения. Худое лицо, брови тонкие, нос чуть заостренный, совсем нет румянца на щеках, кожа бледная как мел или первый снег. Ведь вы этого давно добивались, не так ли?

В комнате хватало света. Пяток ламп под потолком, явно магических, судя по насыщенно-желтому — словно настоящему солнечному — свету, исходящему от. В глазах чародея, что стали голубовато-серыми, не читалось. Виделась лишь спокойная пугающая пустота, знающая все вопросы и ответы. Но барон был не из пугливых. Путешественник, беглец, заброда из-за Великого моря. Выходец из тех стран, куда плыть больше года. Причем боевой маг — невиданная редкость в наших краях, где волшебники лишь лечат, гадают, за зачаровывают.

Наемник короля Хорхе Третьего — его верная опора, опытный советник, а если надо, то и карающий меч, точнее посох. Так же, вы обучаете, для короля чародеев из числа тех, кого выбрали. Честный, гордый, любите роскошь. Говорят, вы один из немногих, кто может спорить с Хорхе. Знать вас не любит, но побаивается. Главный враг — дядя короля герцог Гальба.

Ведь любой королевский двор Благословенных земель будет рад вас принять, даст все, что пожелаете. Хорхе — он же вас не ценит. Держит, как цепного пас, которого время от времени спускает на врагов. У вас почти нет друзей, зато врагов полно. Когда король умрет, я не дам за вашу голову и затертого медяка. У нас есть договор. Я не пес, скорее леопард.

Знаете эту традицию наурских вельмож: Рвут любого, кто покусится на хозяина. Но и сами науры остерегаются их, боятся обидеть. Леопарды, пусть и невелики, но быстры и у них острые когти. И в самом деле, в Гийоме было что-то от этого зверя.

Узкое лицо, худое тело, средний рост, плавность в движениях. Длинные тонкие пальцы с коротко подстриженными ногтями. Посол кивнул в ответ. Очень уж натуралистично это было сделано, с большим опытом.

Маг улыбнулся краешком губ. Две страны-соседки с честолюбивыми монархами. Две соперницы — война будет. Пять лет назад они уже бодались, и это будет повторятся, пока живы Стивен и Хорхе.

Интересно, что запросит маг в качестве платы? Он циничный прагматик, способный жертвовать всеми и вся, предавать, отказываться от людей, отсылать на смерть и обманывать. С ним всегда следует быть настороже. Толковый хозяйственник — если верить знающим людям — лучший из фамилии. У Хорхе есть редкий дар — он привечает и уважает людей, которые умеют и знают больше. Камоэнс при нем оправился от гражданской войны и стал опасен для соседей.

Поэтому вы и. Хорхе не любят, но уважают. Чосеру показалось, что он колеблется, готовясь сказать, что-то очень важное. Все было хорошо, пока я ее не полюбил.

Мы с ней не можем быть. Глупые предрассудки Камоэнса смешны в просвещенной Остии. За тем самым нераскрытым покушением, выйти на заказчика которого официально не смогла даже Ночная Палата. Вопрос чародея застал посла врасплох, но барон Чосер не подал виду, лишь улыбнулся. Довольно и чуть загадочно. Истинного виновника искали почти два года. Точнее целых два года.

Но все-таки нашли, хотя вы так ловко спрятали следы, что прямых доказательств. Раскрою еще одну тайну. В конце прошлой недели я получил приказ убить вас, барон Чосер. Дипломатам можно шпионить, интриговать, устраивать заговоры и всячески вредить, но не попадаться на. Не громче, чем бьет молоток в руках мастера, вколачивая гвозди в мягкое дерево гроба.

Я был полностью искренен и правдив. Вас пригласили на смерть барон. Вы не заметили намек. Вы не будите вместе! Знаете, что будет, если вас раскроют?! Но я никогда не был предателем. Открою простую и избитую истину: Вы вовлекли в заговор пятнадцать человек, вручили им сильнейший яд. Когда мой талисман спас отравленного короля, открестились от заговорщиков. Один из них искал спасения в посольстве — вы отказали ему в убежище.

Его взяли на следующий день. Они умирали долго и мучительно, не к столу будет сказано, как. Вы же отделаетесь легкой смертью. Барон сдержал порыв вскочить и ударить, или бежать.

Дом полон стражи, напротив маг-убийца, лучший в своем деле. Не будьте цепным псом! Уверен, мы сможем договориться! Для алькасаров в вашей вере места. Знаете, как смотрят маги? Спокойно и чуть участливо. Глаза его вновь стали серыми, холодно-серыми. Тяжелой рукой — все силы куда-то исчезли — он поднял чашечку и отхлебнул полуостывший кофе. Мои ученики, например, до сих пор закрывают глаза, когда смотрят.

Я обхожусь без. Человек выглядит как сплетение разноцветных нитей. Толщина, ветвистость, оттенок — все имеет значение, говорит о состоянии и здоровье. Мысли и намерения отражаются в виде облачка над головой. Перед глазами посла поплыли круги, лицо мага на миг стало кошачьей мордой — желтой, усатой, беспощадной. Рубить не обязательно, достаточно чуть надорвать коготком. Так бывает и с молодыми. Может быть, мы еще увидимся. Стремительный взмах скрюченной ладонью.

Резкая боль в груди. Где-то уже совсем далеко звон колокольчика. Чьи-то шаги и голоса. Суета и топот. Кто-то закрыл уже невидящие. За окном особняка вступал в свои права первый осенний вечер года. Вечер по-настоящему красивый и грустный, запоминающийся располагающий к задумчивости. Камоэнс прощался с летом, предчувствуя начало перемен. Тысячелетний рубеж — злое время. Провел пальцем по резьбе, украшавшей дверь, по хищному орлу, широко раскинувшему крылья на темном дереве. Гордая птица камнем с неба падала на врага, готовая вцепиться в спину жертвы.

Хозяин кабинета — герцог Антонио Гальба — прозванный Орлом, так же был готов пронзить своими когтями целый мир. Рожденный вторым он не получил престола, но всегда был близок к нему, как при своем брате, так и при трех его сыновьях. Последний из них — Хорхе, сделал его своим первым министром.

Марк хорошо знал герцога, в юности служил ему оруженосцем, после стал верным сторонником. Гальба был честолюбив, властен, расчетлив и злопамятен.

Он никогда не мечтал о короне, но всегда был ее преданным слугой, верным сыном Камоэнса. Единицы удостаивались чести быть вызванными в этот кабинет. Дверь, окованная медью, вела как краху, так и к успеху. Все зависело от человека и от судьбы. Марк бывал здесь не раз как телохранитель, в частности присутствовал при неудачных переговорах Гальбы и мага Гийома. Он знал о многих делах бывшего покровителя, ему было что вспомнить, стоя под дверью. Король давно присматривался к нему, и рекомендация Гальбы оказалась решающей.

Виконт де Мена часто в мечтах оказывался на месте Агриппы. Его другу и товарищу Альфонсу Васкесу так же повезло. Одна серьезная беседа вознесла его от бездельника-придворного до политика и военного. Бунт был подавлен; и герцог пожелал, чтобы он — де Мена — стал тем, кто окончательно усмирит беспокойную провинцию.

Назначение давало шанс отомстить за друга, возвысится, обогатится. Та роковая весна го казалась ему временем, когда исполняются мечты. Вспоминая свои несбывшиеся надежды, Марк заскрипел зубами от бессильной ненависти. По его изуродованной щеке скатилась одинокая злая слеза.

Он опозорился и провалил поручение. Большие кулаки де Мена сжались, так что пальцы посинели. Его, рыцаря, отмутузили стулом по голове на ужине в замке де Вега. И никто не вступился, ни охранявший того командир королевских гвардейцев Блас Феррейра, ни маг Гийом, покровительствовавший бунтовщику. Раны были настолько сильны, что он два месяца не вставал с постели, бессильный оправдаться.

Столица, не знавшая правды, осмеяла его, за то, что он дал себя ударить. Герцог отвернулся от своего ставленника, запретив появляться в своем доме. Марк узнал, что такое настоящее одиночество, когда ты абсолютно никому не нужен, когда никто не навещает тебя, кроме родных. Когда по воле Гальбы тебя покидают прежние товарищи, его клевреты. А единственный друг давно уж мертв. Узнал, что такое бессилие. Когда старые враги безнаказанно смеются, мстя за прошлые обиды.

Ведь ты не можешь вызвать их на дуэль. Ты слишком слаб, их слишком. Узнал, что такое презрение в женских глазах, что и до этого нечасто бывали к нему благосклонны. Страшных на лицо неудачников никто не любит. Он истратил половину отцовского наследства на услуги волшебников-лекарей.

Лекари подлатали ему лицо и вставили вместо выбитых зубов искусственные, выточенные из рога морского зверя. Но исцелить душевную рану виконта, им было не по силам. И вот после года забвения он вновь понадобился герцогу Антонио Гальбе. Виконт коснулся искалеченного лица, смахнул соленую каплю. Пусть только Господь даст ему шанс. Марк с силой толкнул тяжеленную дверь, и та открылась. Герцог никогда не стеснял себя в выражениях.

Марк молча поклонился и, сделав несколько шагов, сел в жестокое кресло напротив. Кабинет с момента его последнего визита нисколько не изменился, и был все так же скупо обставлен как монашеская келья. Неудобное сидение гостя напротив огромного массивного стола, обтянутого зеленым сукном; за столом кресло герцога, больше напоминающее трон.

На столе магическая лампа, набор для письма и лист гербовой бумаги с печатями. Дяде короля и первому министру Камоэнса недавно исполнилось пятьдесят, но выглядел он лет на семь моложе. Возраст еще не имел над ним силы, герцог был крепким мужчиной, способным провести весь день в седле. Его короткие русые волосы, еще не тронула седина. Лишь густые, почти сросшиеся брови побелели.

Взгляд голубых глубоко посаженных глаз герцога был неприятным: Марк никак не мог к нему привыкнуть, поэтому и смотрел Гальбе в. Надеялся понять, разгадать секрет и запомнить.

Запомнить, чтобы обрести такую же власть над людьми. Внушать им такой же трепет и страх. Герцог усмехнулся и откинулся назад в кресло, скрывая лицо от света лампы. Теперь он видел виконта, а тот его. Времени все не было, или я чем обидел твою нежную гордость? Отвернулись, лишили своего покровительства. Я дал тебе дело, достойное моего ученика. Ты мог показать себя мужчиной, а вместо этого дал избить себя из-за бабы! А ведь мог уже быть графом.

Сам знаешь, что Гийом, сейчас не досягаем. Он с интересом наблюдал за тем, как разгорается ненависть в глазах Марка. Гальба давно выделил де Мена из числа своих клевретов. Тот был слишком отличен от. Над ним не властен загар.

Вдобавок ко всему, он светловолос, из-за чего брови и ресницы почти незаметны; и резкий взгляд его бледно-серых глаз заставляет вздрагивать. Среднего роста, широкоплечий, резкий в движениях, ладони большие, широкие, как у мужика-крестьянина. Задиристость и грубость — вот отличительные черты Марка. Всегда пытается что-то доказать обществу и себе, крайне болезненно реагирует на мнимые и действительные обиды.

Трудно предсказуем, но все же управляем. Гальба улыбнулся, узнавая прежнего любимца — горячего и порывистого. Я решил дать тебе еще один шанс. У меня на столе патент на чин лейтенанта гвардии. Возьми его он твой. Марк подчинился без раздумий, патент был дверцей в прежний мир. Окном в старое счастливое бытие. Патент — солидный надежный пергамент, а не бумага — был тяжел от печатей, среди них он увидел и королевскую.

Ну и — разумеется — слушать мои советы. Капитан Блас Феррейра верен Хорхе, но все же присмотр за ним нужен.